Наступление переломного момента для Биткойна

0

Много лет назад, в день, который навсегда изменил мою жизнь – мой покойный отец прочитал мне лекцию касательно истинной природы американского доллара. До сих пор эта сцена стоит перед моим мысленным взором, так же ясно, как и в тот день, когда это произошло. В своей гостиной он вытащил пятидолларовую и десятидолларовую купюры из своего кошелька, и далее завёл следующий разговор.

Скажи мне, сын, в чём разница между эти двумя банкнотами?

– Одна – пятёрка, а вторая – десятка…

Да, но, чем они реально отличаются друг от друга?

– Одна стоит в два раза больше чем другая

Ты ошибаешься. Они обе ничего не стоят. Просто на одной стоит цифра пять, а на второй – десять, но, они абсолютно одинаковы. Они сделаны из одной и той же бумаги, для них использованы одни и те же чернила и у них одинаковый размер. Они идентичны друг другу. Все деньги, которые делает правительство – это мошенничество, и все принимают их потому что не знают данного факта. Это большой секрет. А вот золото – это уже настоящие деньги. Но, они не могут его изготовить. Это единственные реальные деньги в этом мире.

Я был в смятении… Только что, менее чем за тридцать минут, мне неопровержимо доказали, что деньги, которые я использовал всю жизнь, которым доверял и за которыми был готов гнаться оказались бесполезным мусором и мошенничеством. В тот момент, когда я это ясно осознал и принял неприятную правду – первое, что мне пришло в голову спросить: – А как мы можем избавиться от этого и пользоваться настоящими деньгами?

С этого момента доллар уже не был для меня прежним. Все приняли это мошенничество, поддержали его и были готовы жить благодаря ему и умереть за него. Это казалось непреодолимой проблемой. Каждый раз, когда я использовал доллар, это раздражало моё сознание. Все как есть вступили в сговор с этим масштабным обманом, были загипнотизированы тем, что сегодня повсеместно называют «фиатом», и ни я, ни кто-либо другой ничего не могли с этим поделать.

Мой отец ничего не знал об австрийской школе экономики – он сам разобрался в природе мошенничества с фиатными деньгами. Годы спустя, благодаря Рону Полу и Лью Роквеллу, я прочитал труды Мюррея Ротбарда, что подтвердило истинность слов моего отца. Единственное отличие заключалось в том, что реальная ситуация с фиатом была на порядок хуже.

[Прим.переводчика. Все три упомянутые личности – известные сторонники идей австрийской экономической теории]

Десять лет спустя

Я стал использовать PGP сразу как только он появился, загрузив его с BBS. Я незамедлительно ознакомился со всеми концепциями.

[Прим.переводчика. BBS (англ. Bulletin Board System – электронная доска объявлений) – ранее широко используемый способ общения через коммутируемые телефонные сети]

Это стало основополагающим шагом для того, что происходило в последующие годы: изучение криптографии с открытым ключом [Public Key Cryptography], цифровых подписей [Clear Signed Digital Signatures] и принципов управления криптографическими ключами [Key Management]. Главное, я что усвоил факт того, что PGP (теперь – GPG) абсолютно нерушим. Дело против Филипа Циммермана за экспорт PGP из США (поскольку это трактовали как «контрабанду боеприпасов») также стало критическим этапом в моём самообразовании и заложило основы понимания того, что программное обеспечение – это просто текст, который попадает по гарантированную защиту закона.

[Прим.переводчика. Здесь необходимо сделать пояснение. Дело в том, что ранее по законам США – криптографическое программное обеспечение рассматривалось как «военное оборудование» и его нельзя было вот так просто «вывезти из страны». Это делали через BBS, но, нелегально. А вот печатный текст попадал под конституционные постулаты о свободе слова и его нельзя было «остановить на таможне». Поэтому код PGP распечатали и открыто переправили через границу]

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.