Пора ли создать децентрализованную версию Facebook?

0

Не так давно плохие новости о Facebook снова заполонили новостные сайты, что кажется ироничным, ведь этот гигант социальных сетей является одним из основных источников новостей для американцев — хвост вертит собакой?

Тем не менее, как упоминается в судебных материалах, полученных Wall Street Journal, лучшая в мире компания по пустой трате времени впервые начала продавать данные пользователей ещё несколько лет назад, задолго до выборов президента США в 2016 году. Что ещё хуже, в судебных материалах также упоминается, что сотрудники Facebook обсуждали стратегии, в рамках которых рекламодателям придется больше платить, чтобы получить расширенный доступ к информации — классический случай «pay to play». В то же время на слушании в Конгрессе в апреле генеральный директор и технический лидер Facebook Марк Цукерберг, испугавшийся восстания роботов, заявил:

«Даю на этот вопрос четкий и ясный ответ: мы не продаём данные».

Это высказывание нельзя однозначно опровергнуть, ведь отношения Facebook с данными пользователей намного более тонкие. Во-первых, понятие «данные пользователей» не совсем четкое. Можно предположить, что данные пользователей — это персональная информация, но что если она упакована и анонимизирована? Можно ли сказать, что видоизменение, перекомпоновка и продажа таких данных пользователей достойны меньшего осуждения? Что если ваши данные на Facebook были объединены с другими похожими данными на основе таких демографических принципов, как раса и социально-экономическое положение? Вы бы почувствовали меньшее возмущение, если бы ваши данные были тщательно отобраны и проданы тому, кто назначил самую высокую цену?

В день, когда Facebook вышел из комнаты в общежитии Гарварда и стал коммерческим гигантом с венчурным капиталом, все его альтруистические стремления «объединить мир» вылетели в окно. Мы никогда не узнаем, были ли благородные стремления Facebook улучшить мир, создав лучшие возможности для подключения, маркетинговым ходом или истинной мотивацией их создателей. Будем честны с собой, чего же мы ожидали? Стулья Herman Miller за тысячи долларов сами за себя не заплатят. Не сделает этого и огромный городок Facebook, и дорогие приобретения WhatsApp и Instagram. Венчурные инвесторы не вкладываются в идеологии, они ставят на огромные выплаты и доходы. А это значит, что однажды каждый стартап, который, возможно, начинался с идеологическими принципами, неизбежно сфокусируется на финансовом результате. В этом отношении погоня Facebook за прибылью не уникальный случай в индустрии информационных технологии, и это, скорее всего, не последняя технологическая компания, которая может продавать данные пользователей.

Facebook не продает ваши данные… технически.

Хотя Facebook решительно отрицает продажу данных пользователей, настораживает сам факт того, что они рассматривали такую возможность. Но кому в действительности принадлежат данные, которые мы отправляем на Facebook? Задумайтесь об этом. Даже если мы инстинктивно чувствуем, что контент, который мы отправляем на Facebook, принадлежит нам, в реальности всё немного сложнее. За простоту, связанность и удобство Facebook нужно платить. В зависимости от природы контента, который мы загружаем на Facebook, и настроек конфиденциальности для наших публикаций (большинство пользователей не изменяют настройки по умолчанию, а ведь ваши данные намного более публичные, чем вы думаете) пользовательские данные могут принадлежат лично вам, Facebook или вам обоим (в этом случае Facebook будет запрашивать у вас разрешение о предоставлении ваших данных третьим лицам).

Принимая во внимание юридическую заумь, которая содержится в пользовательском соглашении Facebook (которое никто не читает), не удивляйтесь, что ваши данные принадлежат Facebook. Даже если Facebook не продаёт ваши данные частично, такие сторонние приложения, как Cambridge Analytica, могут использовать эти данные для таргетированной политической рекламы и дезинформирующих кампаний. Даже если Facebook не продаёт ваши данные третьим лицам, компания может использовать их для создания таргетированной рекламы, включая рекламу, которая настолько подходит к вашей жизненной ситуации, что становится немного не по себе.

Кто виноват?

На этот вопрос нет четкого ответа. Кто виноват, когда дело заходит о наркозависимости? Наркоман или дилер? Facebook навязчиво предлагает продукт, который вызывает сильную зависимость. Каждый лайк, каждый случай, когда кто-то делится вашей записью, каждый комментарий, который вы получаете на платформе бомбардируют дофаминовые рецепторы так же, как это делает крэк-кокаин, и, как и на улицах, первая доза всегда бесплатна. Но в отличие от улиц, Facebook продолжает отправлять дофаминовые дозы прямо к нам в руки 24 часа в день, 7 дней в неделю, 365 дней в году. Представьте, что у вас в кармане есть источник дофамина, к которому вы можете обратиться в любое время суток. Для того чтобы поддерживать высокий уровень дофамина, мы всё больше делимся, выкладываем больше публикациёй, спорим на Facebook с людьми, которых мы не видим в реальной жизни. Мы завидуем нашим знакомым, у которых идеальная «жизнь на Facebook». Всё это атакует наши дофаминовые рецепторы в мозге, и мы уже не можем контролировать свою зависимость от социальных сетей. А в это время Facebook печатает деньги из пользовательских данных быстрее, чем Федеральный резерв во время финансовой помощи Уолл-стрит. Цена за неучастие слишком высока, и нас засасывает воронка социальных сетей, мы теряем контроль не только над нашими данными, но и над собой.

Есть ли выход из этой ситуации?

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.